Опрос
Кто награжден памятной медалью посвященной 30-ти летию катастрофы на Чернобыльской АЭС ?

Я награжден медалью.
Я не награжден, но знаю что медаль существует
Я не награжден, и не знаю что медаль существует
Свой вариант ответа:


АДРЕСА В КОСТРОМЕ.
Logo-kostroma
Губернатор Костромской области


duma_top


департамент здравоохранения
дсз


banner_pgu_245x97


НАША БЛАГОДАРНОСТЬ !


sber


кгтс картинка 1

 kostrvysokovsk


megafon 1

Косби-м



GISMETEO: Погода по г.Кострома
Главная  |  ДОКУМЕНТЫ ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ

ДОКУМЕНТЫ ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ

Московское  городское  региональное  отделение МООВСО принимает заявки на изготовление юбилейной памятной медали «100-лет войскам  РХБЗ» Московское городское региональное отделение МООВСО принимает заявки на изготовление юбилейной памятной медали «100-лет войскам РХБЗ»   14.06.2018 08:31

Уважаемые коллеги!                                                                               

    Президиум Межрегиональной общественной организации взаимопомощи «СОДРУЖЕСТВО ОФИЦЕРОВ» доводит до Вашего сведения, что председатель правления Московского  городского регионального  отделения МООВСО полковник  Зимин Александр Васильевич  разработал  макет и положение к памятной медали «100-лет войскам РХБЗ». Документы утверждены Президиумом МООВСО и одобрены президентом Союза ветеранов войск РХБЗ.

       Вручение наград членам Союза ветеранов войск РХБЗ состоится 22 июня 2018 года в Акулово, на митинге, посвященному дню памяти и скорби, после открытия экспозиции воинам – огнеметчикам 26 орфо.

       Московское  городское  региональное  отделение МООВСО принимает заявки на изготовление юбилейной памятной медали «100-лет войскам  РХБЗ». Стоимость медали с удостоверением 550 руб.

       Коллективные заявки  можно направлять по адресу:

Subar59@mail.ru        Баранов Сергей Юрьевич

Kashirin_59@mail.ru  Каширин Александр Петрович

 С уважением, Президиум  Межрегиональной общественной организации взаимопомощи  «СОДРУЖЕСТВО ОФИЦЕРОВ»



  Закон не предполагает снижение компенсации инвалидам-чернобыльцам — КС   02.04.2018 13:12

Закон не предполагает снижение компенсации чернобыльцам, признанным инвалидами до 15 февраля 2001 года, и которым позднее была установлена более низкая группа инвалидности, говорится в постановлении Конституционного суда (КС) РФ.

Житель Омска Александр Сизов, принимавший в 1987 году участие в работах по ликвидации последствий чернобыльской катастрофы, а в 1998 году признанный инвалидом II группы с утратой 90% профессиональной трудоспособности сроком на 5 лет.

         Ему была назначена компенсация в возмещение вреда здоровью в размере среднего заработка с учетом степени утраты трудоспособности.

         В 2013 году, когда она составляла 15 тысяч рублей, Сизову была установлена III группа инвалидности бессрочно, но без определения степени утраты трудоспособности, в результате чего ему изменили размер компенсации до 3 тысяч рублей.

          Сизов обратился в суд, чтобы изменить размер компенсации, но во всех инстанциях ему было отказано в удовлетворении иска и жалоб с аргументацией, что действующее правовое регулирование не предусматривает изменение размера возмещения вреда в связи с изменением степени утраты трудоспособности.

         Тогда Сизов оспорил в КС нормы, которыми вносились поправки в федеральный закон "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", и которые привели правоприменительную практику к такому прочтению закона.

          Согласно оспоренным нормам, те, кто был признан инвалидом до 15 февраля 2001 года, не могут сами выбирать способ определения размера выплат. 

          КС в своем решении отметил, что в основу преобразования системы возмещения вреда законодателем положен критерий равенства ценности жизни и здоровья граждан, пострадавших от радиации.

        "Это означает равный для всех, кто получал такое возмещение до 15 февраля 2001 года, запрет уменьшения объема возмещения вреда независимо от результатов последующего переосвидетельствования, в том числе в отношении чернобыльцев, которым была установлена более низкая группа инвалидности.

          Также это означает и равную возможность выбора ежемесячной денежной компенсации в твердом размере, если он окажется выше ранее назначенного на условиях, которые определены для граждан, впервые обратившихся за установлением выплаты после 15 февраля 2001 года", — сказано в постановлении КС.

         Таким образом, по мнению КС, закон не предполагает снижение компенсации гражданам, которые были признаны инвалидами до 15 февраля 2001 года и которым при очередном переосвидетельствовании была установлена более низкая группа инвалидности без определения степени утраты профессиональной трудоспособности.

          В итоге КС указал судам пересмотреть дело Сизова.



  ПОСТАНОВЛЕНИЕ КС РФ ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПУНКТА 6 ЧАСТИ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 13 ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ "О СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЕ ГРАЖДАН, ПОДВЕРГШИХСЯ ВОЗДЕЙСТВИЮ РАДИАЦИИ ВСЛЕДСТВИЕ КАТАСТРОФЫ НА ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ АЭС"   02.04.2018 13:10

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Именем Российской Федерации

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 13 декабря 2017 г. N 40-П

ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ

ПУНКТА 6 ЧАСТИ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 13 ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

"О СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЕ ГРАЖДАН, ПОДВЕРГШИХСЯ ВОЗДЕЙСТВИЮ

РАДИАЦИИ ВСЛЕДСТВИЕ КАТАСТРОФЫ НА ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ АЭС"

В СВЯЗИ С ЖАЛОБОЙ ГРАЖДАНКИ Т.С. ОВЕЧКИНОЙ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, частью первой статьи 21, статьями 36, 47.1, 74, 86, 96, 97 и 99 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",

рассмотрел в заседании без проведения слушания дело о проверке конституционности пункта 6 части первой статьи 13 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС".

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданки Т.С. Овечкиной. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации оспариваемое заявительницей законоположение.

Заслушав сообщение судьи-докладчика Ю.Д. Рудкина, изучив представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации

установил:

1. Согласно пункту 6 части первой статьи 13 Закона Российской Федерации от 15 мая 1991 года N 1244-1 "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" к гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, на которых распространяется действие данного Закона, относятся граждане, эвакуированные (в том числе выехавшие добровольно) в 1986 году из зоны отчуждения или переселенные (переселяемые), в том числе выехавшие добровольно, из зоны отселения в 1986 году и в последующие годы, включая детей, в том числе детей, которые в момент эвакуации находились (находятся) в состоянии внутриутробного развития.

1.1. Оспаривающая конституционность данного законоположения Т.С. Овечкина (до заключения брака - Т.С. Становова) родилась 21 ноября 1989 года в деревне Кочергино Селивановского района Владимирской области, куда прибыла ее мать Л.П. Становова, которая 25 июня 1989 года, будучи беременной, добровольно в порядке переселения выехала из села Яловка Красногорского района Брянской области (включено в Перечень населенных пунктов, находящихся в границах зон радиоактивного загрязнения вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, и отнесено к зоне отселения согласно постановлениям Правительства Российской Федерации от 18 декабря 1997 года N 1582 и от 8 октября 2015 года N 1074).

14 декабря 1993 года Администрацией Владимирской области заявительнице как лицу, выехавшему из зоны отселения, было выдано удостоверение о праве на компенсации и льготы, в котором было указано, что она проживала в данной зоне с февраля 1989 года по 25 июня 1989 года. 26 ноября 2012 года государственным казенным учреждением Владимирской области "Отдел социальной защиты населения по Кольчугинскому району" ей был выдан дубликат указанного удостоверения.

Решением директора указанного государственного казенного учреждения Владимирской области от 27 октября 2015 года было прекращено предоставление заявительнице мер социальной поддержки, предусмотренных для граждан, пострадавших от чернобыльской катастрофы, а именно: ежемесячной денежной компенсации на питание ребенка в дошкольном образовательном учреждении, ежегодной компенсации на оздоровление и ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска продолжительностью 14 календарных дней, поскольку она в зоне радиоактивного загрязнения не проживала и в связи с этим отсутствуют основания для выдачи удостоверения о праве на соответствующие компенсации и льготы. Направленным в ее адрес 10 ноября 2015 года письмом Т.С. Овечкина была уведомлена о данном решении. Кроме того, ей было предложено сдать имеющееся у нее удостоверение ввиду его недействительности.

Постановлением администрации Кольчугинского района Владимирской области от 25 декабря 2015 года Т.С. Овечкина на основании решения жилищной комиссии, датированного тем же числом, была исключена из списка участников подпрограммы "Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством" федеральной целевой программы "Жилище" на 2015 - 2020 годы.

Решением Кольчугинского городского суда Владимирской области от 3 марта 2016 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Владимирского областного суда от 31 мая 2016 года, заявительнице было отказано в удовлетворении административного иска о признании незаконными решений и постановления о прекращении предоставления ей мер социальной поддержки как пострадавшей от радиационного воздействия вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС.

В обоснование данного решения суд указал на то, что пункт 6 части первой статьи 13 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" предусматривает предоставление статуса лица, пострадавшего от чернобыльской катастрофы, лишь тем детям, которые находились в состоянии внутриутробного развития в момент эвакуации в 1986 году из зоны отчуждения. На детей, которые находились в состоянии внутриутробного развития при переселении или добровольном выезде их матерей из зоны отселения, действие данной нормы не распространяется.

Согласно информации, размещенной на официальном сайте Владимирского областного суда, 24 октября 2016 года Т.С. Овечкиной было отказано в удовлетворении кассационной жалобы.

1.2. В силу статей 36, 74, 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", конкретизирующих статью 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации принимает к рассмотрению жалобы граждан на нарушение их конституционных прав и свобод законом, примененным в конкретном деле, рассмотрение которого завершено в суде, если придет к выводу, что оспариваемые законоположения затрагивают конституционные права и свободы граждан и что имеется неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли эти законоположения Конституции Российской Федерации; Конституционный Суд Российской Федерации принимает постановление только по предмету, указанному в жалобе, и лишь в отношении той части акта, конституционность которой подвергается сомнению, оценивая как буквальный смысл рассматриваемых законоположений, так и смысл, придаваемый им официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из их места в системе правовых актов.

Заявительница полагает, что оспариваемое законоположение не соответствует статьям 19 (части 1 и 2), 39 (часть 1), 40 (часть 1), 42 и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации, поскольку не позволяет относить к пострадавшим от чернобыльской катастрофы граждан из числа детей, находившихся в состоянии внутриутробного развития на момент переселения из зоны отселения, чем ставит их в худшие условия при реализации права на социальное обеспечение, предоставление жилого помещения и возмещение вреда, причиненного воздействием радиации, по сравнению с детьми, которые в состоянии внутриутробного развития были эвакуированы из названной зоны (населенных пунктов, находящихся на территории, подвергшейся радиоактивному загрязнению).

Таким образом, пункт 6 части первой статьи 13 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" является предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу в той мере, в какой на его основании решается вопрос об отнесении к гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие чернобыльской катастрофы, на которых распространяется действие данного Закона, граждан из числа детей, находившихся в состоянии внутриутробного развития на момент переселения из зоны отселения.

2. Конституция Российской Федерации, провозглашая человека, его права и свободы высшей ценностью, предоставляет каждому право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением (статьи 2 и 42). Возложение на государство обязанностей по признанию, соблюдению и защите прав и свобод человека, равно как и созданию условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, предполагает организацию охраны окружающей среды, предупреждение и ликвидацию последствий техногенных аварий и катастроф, в том числе радиационных (часть 1 статьи 7 и статья 18 Конституции Российской Федерации).

Обязанность Российской Федерации по возмещению вреда, причиненного техногенными авариями и катастрофами, предопределена также правом нынешнего и будущих поколений на защищенность от радиационного излучения, связанного с использованием ядерной энергетики, в том числе посредством обеспечения экологического и санитарно-эпидемиологического благополучия, а также охраны здоровья граждан, оказавшихся в зоне радиационного риска, включая женщин и детей, которым в Российской Федерации как социальном государстве гарантируется государственная поддержка (преамбула, часть 2 статьи 7, части 1 и 2 статьи 41 Конституции Российской Федерации).

В рамках реализации этой обязанности на законодательном уровне разработана система мер социальной защиты лиц, подвергшихся воздействию радиации вследствие чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, в том числе пострадавших в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС - экстраординарной по своим последствиям техногенной аварии XX века, приведшей к неисчислимым экологическим и гуманитарным потерям.

Оценивая в постановлениях от 1 декабря 1997 года N 18-П и от 19 июня 2002 года N 11-Пконституционность законодательства, регулирующего вопросы возмещения вреда, причиненного вследствие аварии на Чернобыльской АЭС, Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что государство, с деятельностью которого в сфере освоения и использования ядерной энергии связано причинение этого вреда, при избрании способов его компенсации обязано руководствоваться вытекающими из статей 2, 19, 42 и 53 Конституции Российской Федерации требованиями, в основе которых лежит признание в качестве конституционной ценности жизни и здоровья, имеющих равное, одинаковое значение для всех граждан, пострадавших в результате чернобыльской катастрофы.

Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях неоднократно указывал, что соблюдение конституционного принципа равенства, гарантирующего защиту от всех форм дискриминации при осуществлении прав и свобод, означает, помимо прочего, запрет вводить такие ограничения в правах лиц, принадлежащих к одной категории, которые не имеют объективного и разумного оправдания (запрет различного обращения с лицами, находящимися в одинаковых или сходных ситуациях); различия в объеме прав граждан допустимы только в том случае, если они объективно оправданны, обоснованы и преследуют конституционно значимые цели, а используемые для достижения этих целей правовые средства соразмерны им (постановления от 24 мая 2001 года N 8-П, от 3 июня 2004 года N 11-П, от 15 июня 2006 года N 6-П, от 5 апреля 2007 года N 5-П, от 10 ноября 2009 года N 17-П и от 24 октября 2012 года N 23-П; определения от 4 декабря 2003 года N 415-О, от 27 июня 2005 года N 231-О и от 1 декабря 2005 года N 428-О).

2.1. Закон Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" устанавливает для граждан Российской Федерации, оказавшихся в зоне влияния неблагоприятных факторов, возникших вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 года, либо принимавших участие в ликвидации последствий этой катастрофы, гарантии возмещения вреда, причиненного их здоровью и имуществу вследствие данной катастрофы, возмещения вреда за риск вследствие проживания и работы на территории, подвергшейся радиоактивному загрязнению, превышающему допустимые уровни в результате чернобыльской катастрофы, а также предоставления им мер социальной поддержки, в том числе при выезде с указанной территории на другое место жительства (статьи 1, 3 и 13).

Основным показателем, обусловливающим необходимость возмещения вреда и предоставления мер социальной поддержки гражданам, которые проживают на территориях, подвергшихся радиоактивному загрязнению, либо выезжают с таких территорий, является уровень дозы облучения населения, вызванного радиоактивностью в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС. Указанные территории в зависимости от радиационной обстановки и с учетом других факторов подразделяются на следующие зоны: зона отчуждения, зона отселения, зона проживания с правом на отселение и зона проживания с льготным социально-экономическим статусом (пункт 1 статьи 6 и часть вторая статьи 7 названного Закона).

2.2. В наибольшей степени радиоактивному загрязнению подверглись территории зоны отчуждения и зоны отселения.

К зоне отчуждения (именовавшейся в 1986 - 1987 годах 30-километровой зоной, а с 1988 года до 15 мая 1991 года - зоной отселения) наряду с территорией вокруг Чернобыльской АЭС отнесена часть территории Российской Федерации, загрязненная радиоактивными веществами вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, из которой в соответствии с Нормами радиационной безопасности в 1986 и 1987 годах население было эвакуировано. В зоне отчуждения на территории Российской Федерации запрещается постоянное проживание населения, ограничивается хозяйственная деятельность и природопользование (статья 8 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС").

В соответствии с постановлениями Правительства Российской Федерации от 18 декабря 1997 года N 1582 и от 8 октября 2015 года N 1074 к зоне отчуждения на территории Российской Федерации отнесены несколько населенных пунктов Красногорского района Брянской области, откуда население было эвакуировано в августе 1986 года на основании постановления Совета Министров РСФСР от 1 августа 1986 года N 345-20.

Зона отселения характеризуется различными показателями радиоактивного загрязнения, с учетом которых оценивается возможность проживания на соответствующей территории. Если плотность загрязнения почв цезием-137 составляет свыше 40 Ки/кв. км, а среднегодовая эффективная эквивалентная доза облучения населения от радиоактивных выпадений может превысить 5.0 мЗв (0.5 бэр), проживание населения на таких территориях зоны отселения запрещается. Граждане подлежат обязательному отселению, а возможность их возвращения на указанные территории исключается вплоть до снижения риска радиационного ущерба до установленного приемлемого уровня. На остальной территории зоны отселения граждане, принявшие решение о выезде на другое место жительства, также имеют право на возмещение вреда и меры социальной поддержки (статьи 9 и 27 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", Режим проживания жителей в зоне отселения и порядок хозяйственного использования ее территории (приложение N 2 к постановлению Правительства Российской Федерации от 25 декабря 1992 года N 1008 "О режиме территорий, подвергшихся радиоактивному загрязнению вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС").

Как следует из Российского национального доклада "30 лет чернобыльской аварии. Итоги и перспективы преодоления ее последствий в России. 1986 - 2016" и документов, представленных Правительством Брянской области, на основании распоряжения Совета Министров РСФСР от 5 октября 1989 года N 878-р "О переселении жителей отдельных населенных пунктов Брянской области, подвергшихся воздействию радиоактивного загрязнения в результате аварии на Чернобыльской АЭС" (издано во исполнение распоряжения Совета Министров СССР от 24 мая 1989 года N 912р), в период с 1989 по 1993 год проводилось переселение жителей из населенных пунктов Брянской области, в которых проведение дезактивационных и агромелиоративных мероприятий не позволило обеспечить достижение установленного Минздравом СССР безопасного для здоровья людей предела индивидуальной дозы облучения в течение их жизни. В перечень таких населенных пунктов наряду с другими были включены поселки и села Красногорского района Брянской области, до настоящего времени относящиеся к зоне отселения, в том числе село Яловка.

Таким образом, основанием для обязательного выезда как из зоны отчуждения, так и из той части зоны отселения, риск проживания в которой не компенсировался проведением комплекса защитных мероприятий, является запрет постоянного проживания на соответствующих территориях.

2.3. При этом различия в степени радиационного риска в зонах отчуждения и отселения обусловливают применение различного порядка проведения эвакуации и переселения. По смыслу вышеприведенных положений, эвакуация представляет собой экстренный организованный выезд граждан за пределы территории, степень радиоактивного загрязнения которой создает угрозу для жизни и здоровья населения. Переселение из населенных пунктов, расположенных на территории с менее высоким уровнем радиоактивного загрязнения, носит планомерный характер и проводится по мере создания условий, необходимых для приема и обустройства граждан на новом месте жительства.

Однако выезд из населенных пунктов, относящихся как к зоне отчуждения, так и к зоне отселения (включая ту ее часть, откуда жители подлежали обязательному переселению), мог быть осуществлен и в добровольном порядке исходя из предоставленной гражданам объективной информации о радиационной обстановке, дозах облучения и возможных их последствиях для здоровья (пункт 5 статьи 6 и пункт 6 части первой статьи 13 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС"), что не лишает граждан, таким образом покинувших указанные территории, возможности присвоения им статуса пострадавших от чернобыльской катастрофы и, соответственно, права на возмещение вреда и меры социальной поддержки, основанием возникновения которого, как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, является воздействие радиации, а не какие-либо иные обстоятельства (определения от 14 июня 2006 года N 273-О и от 1 марта 2007 года N 26-О).

Следовательно, независимо от того, в каком порядке граждане покинули территории зоны отчуждения и зоны отселения - в порядке эвакуации, переселения или добровольно, они относятся к лицам, подвергшимся воздействию радиации, на которых в связи с этим распространяется действие названного Закона.

3. Закон Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" относит к числу лиц, выехавших из зоны отчуждения или зоны отселения и имеющих право на возмещение вреда и меры социальной поддержки, не только совершеннолетних граждан, но и детей (пункт 6 части первой статьи 13).

3.1. Установление такого регулирования направлено как на возмещение вреда, причиненного воздействием радиации, так и на обеспечение приоритета охраны здоровья детей, оказавшихся на территории, подвергшейся радиоактивному загрязнению, в качестве одного из важнейших и необходимых условий их физического и психического развития (часть 1 статьи 7 Федерального закона от 21 ноября 2011 года N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации").

Достижение указанных целей осуществляется в русле государственной поддержки семьи, материнства, отцовства и детства, которая гарантируется Конституцией Российской Федерации (часть 2 статьи 7 и статья 38), а также Конвенцией о правах ребенка от 20 ноября 1989 года, являющейся в силу статьи 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации составной частью правовой системы Российской Федерации и возлагающей на государства-участники обязанность по обеспечению в максимально возможной степени выживания и здорового развития ребенка.

Государственная политика Российской Федерации в отношении детей (включая находящихся в трудной жизненной ситуации в связи с экологическими и техногенными катастрофами) носит приоритетный характер и направлена в том числе на защиту детей от факторов, негативно влияющих на их физическое, интеллектуальное, психическое, духовное и нравственное развитие (статьи 1 и 4 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 124-ФЗ "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации").

Основная обязанность по обеспечению физического, психического, духовного и нравственного развития детей, а также забота об их здоровье возлагается на родителей, которые являются законными представителями своих детей и выступают в защиту их прав и интересов в отношениях с любыми физическими и юридическими лицами, в том числе в судах, без специальных полномочий (пункт 1 статьи 63 и пункт 1 статьи 64 Семейного кодекса Российской Федерации).

Указанное правило носит универсальный характер, в силу чего подлежит применению и при осуществлении прав и обязанностей, предусмотренных статьей 3 Закона Российской Федерации от 25 июня 1993 года N 5242-1 "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации", статьями 18 и 19 Федерального закона от 21 декабря 1994 года N 68-ФЗ "О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера".

По смыслу приведенных положений, родители, оказавшиеся вместе с ребенком на территории, подвергшейся радиоактивному загрязнению, обязаны принять меры к его защите от воздействия ионизирующего излучения, вплоть до выезда с данной территории. Следовательно, правовой статус ребенка, не имеющего возможности самостоятельного принятия и осуществления решения как о выборе места жительства, так и о выезде за пределы территории, загрязненной радиоактивными веществами, в случае, если он вместе с родителями покинул зону отчуждения или зону отселения, производен от их статуса. В связи с этим в целях решения вопроса об отнесении детей к числу граждан, выехавших из зоны отчуждения или зоны отселения, отсутствует необходимость специального указания в пункте 6 части первой статьи 13 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" на то, каким образом осуществлялся их выезд с указанной территории (в порядке эвакуации, переселения или добровольно).

Независимо от того, в каком порядке был осуществлен выезд с территории, подвергшейся радиоактивному загрязнению, дети в равной мере с находившимися вместе с ними родителями испытали воздействие радиации, что является основанием для их отнесения к числу лиц, выехавших из зоны отчуждения или зоны отселения и приобретших право на возмещение вреда и меры социальной поддержки.

3.2. Наряду с совершеннолетними гражданами и детьми, которые подверглись непосредственному радиационному воздействию в зонах отчуждения и отселения, пункт 6 части первой статьи 13 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" причисляет к лицам, выехавшим из этих зон, детей, находившихся на момент эвакуации в состоянии внутриутробного развития.

Исходя из того что моментом рождения ребенка является момент отделения плода от организма матери посредством родов (часть 1 статьи 53 Федерального закона "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации"), наличие биологической связи между организмом матери и плодом обусловливает радиационное воздействие на плод в случаях, если беременная женщина подвергается такому воздействию в период нахождения на территории, загрязненной радионуклидами.

Беременные женщины наряду с некоторыми иными категориями граждан (детьми, пожилыми людьми и людьми с хроническими заболеваниями) являются наиболее чувствительными к воздействию ионизирующего излучения (пункт 4.6 Методических указаний МУ 2.6.1.34-2007 "Расчет квоты предела годовой дозы и допустимых уровней радиационных факторов для радиационно опасных предприятий", утвержденных заместителем руководителя Федерального медико-биологического агентства главным государственным санитарным врачом по обслуживаемым организациям и обслуживаемым территориям 7 декабря 2007 года).

К числу возможных последствий воздействия ионизирующего излучения на организм беременной женщины и, следовательно, на эмбрион (плод) относятся внутриутробные изменения состояния плода и новорожденного (регрессирующая беременность; внутриутробная гибель плода и др.). Облучение в период внутриутробного развития может привести к увеличению вероятности появления как общих, так и местных нарушений роста, которые проявляются в том числе в нарушениях физического и умственного развития (Методические рекомендации "Методы оценки репродуктивной функции женщин, работающих с источниками ионизирующего излучения", утвержденные заместителем Министра здравоохранения РСФСР 6 августа 1984 года). Этим обусловлено установление правового регулирования, направленного на исключение или минимизацию негативных последствий такого влияния на организм беременной женщины и нормальное развитие плода.

Следовательно, предусмотренные Законом Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" специальные меры по защите беременной женщины, проживающей на территории, подвергшейся радиоактивному загрязнению вследствие чернобыльской катастрофы, от воздействия радиации направлены, главным образом, на минимизацию риска неблагоприятных последствий такого воздействия для нормального развития плода. В частности, женщинам, постоянно проживающим или работающим в зоне отселения до их переселения в другие районы, предоставляется дородовой отпуск продолжительностью 90 календарных дней с проведением оздоровительных мероприятий за пределами территории радиоактивного загрязнения, гарантируется снабжение чистыми продовольственными товарами (т.е. продуктами питания, в которых содержание радионуклидов не превышает установленные международные нормы), содержащими необходимые ценные компоненты в повышенной концентрации (часть первая статьи 20, пункты 6 и 11 части первой статьи 18).

3.3. Поскольку источники ионизирующего излучения оказывают влияние не только на организм беременной женщины, но и на плод, с учетом показателей радиоактивного загрязнения на территории зоны отселения устанавливаются также повышенные гарантии социальной защиты для детей, находившихся на данной территории в состоянии внутриутробного развития и родившихся до 1 апреля 1987 года, равные установленным для граждан, проживавших на данной территории с 26 апреля 1986 года (пункт 1 части второй статьи 20 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС").

Тем самым при определении права на данную меру социальной поддержки дети, находившиеся на территории зоны отселения в состоянии внутриутробного развития и родившиеся до 1 апреля 1987 года, приравнены к гражданам, проживавшим на указанной территории в период после аварии на Чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 года, для которого были характерны максимальные показатели радиоактивного загрязнения местности. Следовательно, радиационный риск, которому подверглись дети, находившиеся на территории зоны отселения в состоянии внутриутробного развития, и граждане, проживавшие на указанной территории в соответствующий хронологический период, признается одинаковым.

Исходя из этого дети, находившиеся в состоянии внутриутробного развития на момент эвакуации, не выделены законодателем в отдельную категорию пострадавших вследствие чернобыльской катастрофы, а отнесены к лицам, покинувшим территории зоны отчуждения или зоны отселения. В отличие от детей первого и последующих поколений граждан, получивших или перенесших лучевую болезнь или другие радиационно обусловленные заболевания, либо признанных инвалидами вследствие чернобыльской катастрофы, либо принимавших участие в работах по ликвидации ее последствий в 1986 - 1987 годах, либо выехавших из зоны отчуждения или зоны отселения, а также детей, страдающих болезнями вследствие чернобыльской катастрофы или обусловленными генетическими последствиями радиоактивного облучения одного из родителей (статья 25 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС"), дети, находившиеся в состоянии внутриутробного развития на территории указанных зон, подверглись непосредственному радиационному воздействию, что дает им право на возмещение вреда и меры социальной поддержки.

4. Проживание беременной женщины на территории, загрязнение которой радионуклидами превышает установленные значения, в силу наличия биологической связи между организмом матери и плодом обусловливает радиационное воздействие на плод, равное радиационному воздействию на организм матери. Следовательно, статус ребенка, в состоянии внутриутробного развития находившегося на территории, загрязнение которой радионуклидами превышает установленные значения, не может отличаться от статуса матери, в том числе в случае ее выезда с данной территории в целях минимизации последствий радиационного риска.

В полной мере это относится к детям, которые находились в состоянии внутриутробного развития на момент выезда их матерей не только из зоны отчуждения, но и из тех населенных пунктов зоны отселения, проживание в которых вследствие высокого радиационного риска было запрещено и где - вопреки требованиям об осуществлении мер по оздоровлению окружающей среды, устранению негативных экологических факторов, оказывающих влияние на генеративную функцию населения и приводящих к рождению больных и ослабленных детей, росту заболеваемости женщин и детей, предусмотренным в статье 38 утвержденных Законом СССР от 19 декабря 1969 года N 4589-VII Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о здравоохранении (в редакции Закона СССР от 22 мая 1990 года), - не могли быть обеспечены условия, безопасные для здоровья беременных женщин и нормального развития плода.

4.1. В процессе организации переселения людей из населенных пунктов зоны отселения, в которых проживание было запрещено, учитывались социальные факторы, к числу которых наряду с возрастом и состоянием здоровья была отнесена беременность. Постановлением Совета Министров СССР и ВЦСПС от 20 октября 1989 года N 886 "О дополнительных мерах по усилению охраны здоровья и улучшению материального положения населения, проживающего на территории, подвергшейся радиоактивному загрязнению в результате аварии на Чернобыльской АЭС" (пункт 11) на семьи, проживающие в населенных пунктах, в которых было введено ограничение потребления продуктов питания местного производства и личных подсобных хозяйств, а в населенных пунктах, в которых действовало частичное ограничение потребления молока и отдельных продуктов, - на семьи, имеющие в своем составе детей в возрасте до 14 лет, беременных женщин и лиц, которым по медицинским показаниям не рекомендовано проживание в этих населенных пунктах, были распространены порядок и условия выплаты денежной компенсации за утраченное в связи с переселением имущество и оплаты расходов, связанных с переездом на новое место жительства, если они изъявят такое желание.

Следовательно, территории зоны отселения, где после аварии на Чернобыльской АЭС не могло быть обеспечено достижение безопасного для здоровья людей предела индивидуальной дозы облучения в течение их жизни, в том числе не могли быть созданы условия, безопасные для здоровья беременных женщин и нормального развития плода, характеризовались показателями уровня радиационного риска, которые в течение определенного периода после аварии на Чернобыльской АЭС могли быть сопоставимы с показателями, имевшимися в населенных пунктах зоны отчуждения на территории Российской Федерации.

Будучи прямо обусловленным невозможностью безопасного для здоровья проживания на указанной территории зоны отселения, переселение на новое место жительства из расположенных там населенных пунктов, так же как и эвакуация из зоны отчуждения, имело вынужденный характер. Поскольку переселение из населенных пунктов зоны отселения, в которых проживание было запрещено, осуществлялось в силу тех же оснований, что и эвакуация из населенных пунктов, отнесенных к зоне отчуждения на территории Российской Федерации, постольку правовые последствия такого переселения должны быть аналогичны правовым последствиям эвакуации из зоны отчуждения - с учетом различий в номинальных показателях радиационного риска, обусловливающих как применение различного порядка организации выезда с данных территорий, так и дифференциацию объема социальной защиты, предоставляемой названным категориям граждан (статьи 17 и 32 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС").

Об отсутствии принципиальных различий в правовых последствиях эвакуации из зоны отчуждения и переселения из зоны отселения свидетельствует использование в отдельных нормах Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" термина "эвакуация" для обозначения вынужденного выезда из зоны отселения. Так, абзац четвертый пункта 2 части первой статьи 13 относит к инвалидам вследствие чернобыльской катастрофы граждан, эвакуированных из зоны отчуждения и переселенных из зоны отселения либо выехавших в добровольном порядке из указанных зон после принятия решения об эвакуации; часть первая статьи 27 предусматривает возобновление постоянного проживания населения в населенных пунктах и районах зон отчуждени



  ПОСТАНОВЛЕНИЕ КС РФ ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПОЛОЖЕНИЯ ЧАСТИ ЧЕТВЕРТОЙ СТАТЬИ 14 ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ "О СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЕ ГРАЖДАН, ПОДВЕРГШИХСЯ ВОЗДЕЙСТВИЮ РАДИАЦИИ ВСЛЕДСТВИЕ КАТАСТРОФЫ НА ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ АЭС"   02.04.2018 13:07

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Именем Российской Федерации

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 16 марта 2018 г. N 11-П

 

ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ

ПОЛОЖЕНИЯ ЧАСТИ ЧЕТВЕРТОЙ СТАТЬИ 14 ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ "О СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЕ ГРАЖДАН, ПОДВЕРГШИХСЯ

ВОЗДЕЙСТВИЮ РАДИАЦИИ ВСЛЕДСТВИЕ КАТАСТРОФЫ НА ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ

АЭС" В СВЯЗИ С ЖАЛОБОЙ ГРАЖДАНКИ В.Н. ФОМИНОЙ

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, частью первой статьи 21, статьями 36, 47.1, 74, 86, 96, 97 и 99 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",

рассмотрел в заседании без проведения слушания дело о проверке конституционности положения части четвертой статьи 14 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС".

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданки В.Н. Фоминой. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации оспариваемое заявительницей законоположение.

Заслушав сообщение судьи-докладчика К.В. Арановского, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации

 

установил:

 

1. Заявительница по настоящему делу гражданка В.Н. Фомина - вдова умершего в 2008 году инвалида вследствие чернобыльской катастрофы оспаривает конституционность положения части четвертой статьи 14 Закона Российской Федерации от 15 мая 1991 года N 1244-1 "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", согласно которому меры социальной поддержки, предусмотренные пунктами 2, 3, 7, 8, 12 - 15 части первой данной статьи, распространяются на семьи, потерявшие кормильца из числа граждан, погибших в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС, умерших вследствие лучевой болезни и других заболеваний, возникших в связи с чернобыльской катастрофой, а также на семьи умерших инвалидов, на которых распространялись такие меры социальной поддержки.

Решением Кораблинского районного суда Рязанской области от 25 декабря 2015 года был установлен юридический факт нахождения В.Н. Фоминой на иждивении умершего супруга, что послужило основанием для назначения ей ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда, причиненного смертью кормильца, в размере 4084 руб. 57 коп.; в назначении ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров, которую получал при жизни ее супруг, В.Н. Фоминой было отказано.

Оставляя без удовлетворения требования В.Н. Фоминой о назначении ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров, Железнодорожный районный суд города Рязани в решении от 11 апреля 2016 года исходил из того, что в силу части четвертой статьи 14 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" указанная выплата устанавливается членам семьи умершего инвалида-чернобыльца лишь в том случае, если они имели право на нее при жизни умершего, и что пункт 1 Правил предоставления ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС (утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2004 года N 907), не относит вдов инвалидов-чернобыльцев к лицам, имеющим право на данную компенсацию. Решение суда первой инстанции оставлено без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Рязанского областного суда от 15 июня 2016 года. Определением от 22 июля 2016 года судья Рязанского областного суда отказал В.Н. Фоминой в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Нарушение оспариваемым законоположением своих прав гражданка В.Н. Фомина усматривает в том, что оно позволяет правоприменительным органам отказывать в назначении членам семьи умершего инвалида-чернобыльца ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров ввиду отсутствия у них при жизни умершего права на эту выплату, что, как полагает заявительница, противоречит Конституции Российской Федерации, ее статьям 2, 7, 10, 15 (части 1 и 2), 17 (части 1 и 2), 18, 19 (часть 2), 39 (части 1 и 2), 42, 45, 53 и 55.

Таким образом, с учетом предписаний статей 36, 74, 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", часть четвертая статьи 14 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" является предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу постольку, поскольку на ее основании решается вопрос об установлении членам семей умерших инвалидов-чернобыльцев, находившимся на их иждивении, ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров.

2. Конституция Российской Федерации закрепляет в качестве основополагающей обязанности государства признание, соблюдение и защиту прав и свобод человека и гражданина (статья 2) и провозглашает Россию социальным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, и в котором охраняются труд и здоровье людей, обеспечивается государственная поддержка семьи, устанавливаются гарантии социальной защиты (статья 7), включая социальное обеспечение в случае потери кормильца (статья 39, часть 1).

Приведенные положения Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с другими ее положениями, закрепляющими право на охрану здоровья (статья 41, часть 1), право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного здоровью или имуществу экологическим правонарушением (статья 42), обязывают государство устанавливать систему социальной защиты граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, в частности таких, как катастрофа на Чернобыльской АЭС. Наряду с мерами, направленными непосредственно на возмещение пострадавшим гражданам вреда, причиненного радиационным воздействием, соответствующая система социальной защиты должна включать меры, адресованные нетрудоспособным членам их семей, цель которых - восполнение поддержки, утраченной ими в том числе в связи со смертью кормильца.

3. Закон Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" предусматривает в рамках закрепленной им системы различные виды денежных выплат (ежемесячную денежную выплату, компенсации за вред здоровью, на оздоровление, на приобретение продовольственных товаров, компенсации работающим или осуществляющим предпринимательскую деятельность в зонах радиоактивного загрязнения, выплаты в повышенном размере пенсий и пособий и т.д.) и устанавливаемых в дополнение к ним мер социальной поддержки, которые направлены на создание для пострадавших граждан наиболее благоприятных (льготных) условий реализации конкретных прав и доступа к социально значимым благам и услугам (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 10 ноября 2009 года N 17-П).

Наиболее широкий перечень таких мер с учетом характера и степени вреда, причиненного радиационным воздействием, а также его последствий (как фактически наступивших, так и прогнозируемых) установлен Законом Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" для граждан, получивших или перенесших лучевую болезнь и другие заболевания, связанные с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы, а также для инвалидов вследствие чернобыльской катастрофы (пункты 1 и 2 части первой статьи 13, статьи 14, 27.1, 29 и 39). Одновременно с этим названный Закон предоставляет членам семей граждан из числа указанных категорий право на единовременную и ежемесячную денежные компенсации в возмещение вреда, причиненного смертью кормильца (часть вторая статьи 14 и часть четвертая статьи 39), и пенсию по случаю потери кормильца, которая назначается независимо от других видов пенсий, пособий и доходов (часть третья статьи 29), обеспечивая тем самым восполнение (замещение) части дохода или иной помощи умершего кормильца, которая была для членов его семьи постоянным и основным источником средств к существованию.

3.1. Часть четвертая статьи 14 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" распространяет ряд предусмотренных частью первой той же статьи мер социальной поддержки, включая ежемесячную денежную компенсацию на приобретение продовольственных товаров, на семьи, потерявшие кормильца из числа граждан, погибших в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС, умерших вследствие лучевой болезни и других заболеваний, возникших в связи с чернобыльской катастрофой, а также на семьи умерших инвалидов, на которых распространялись такие меры социальной поддержки.

По буквальному смыслу названной нормы, ежемесячная денежная компенсация на приобретение продовольственных товаров предоставляется членам семьи умершего инвалида, которому данная выплата производилась или могла производиться, безотносительно к тому, получали ли они сами такую компенсацию при жизни кормильца. Аналогичным образом сформулирован абзац второй пункта 1 Правил предоставления ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС (в редакции постановления Правительства Российской Федерации от 24 сентября 2010 года N 751), в котором среди получателей данной выплаты прямо названы не только поименованные в пункте 13 части первой статьи 14 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" граждане, получившие или перенесшие лучевую болезнь и другие заболевания, связанные с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы, инвалиды вследствие чернобыльской катастрофы, а также проживающие с ними дети, не достигшие 14-летнего возраста, но и граждане, указанные в части четвертой той же статьи.

Приведенные законоположения в их взаимосвязи толкуются правоприменительными органами как наделяющие правом на ежемесячную денежную компенсацию на приобретение продовольственных товаров только тех членов семей умерших граждан из числа получивших или перенесших лучевую болезнь и другие заболевания, связанные с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы, инвалидов вследствие чернобыльской катастрофы, которые получали данную выплату при жизни кормильца. Подобный подход нашел отражение в определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 25 января 2016 года N 5-КГ15-125, которым были отменены вынесенные нижестоящими судами решения об удовлетворении исковых требований вдовы инвалида-чернобыльца об установлении ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров и принято решение об отказе в иске. Данное дело включено в Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 2 за 2016 год, утвержденный Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 6 июля 2016 года. Тем самым выраженная в определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации правовая позиция приобрела характер ориентира для нижестоящих судов при рассмотрении дел той же категории.

Между тем ранее, в том числе после вступления в силу постановления Правительства Российской Федерации от 24 сентября 2010 года N 751, которым в Правила предоставления ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, были внесены изменения, Верховный Суд Российской Федерации удовлетворял аналогичные требования о назначении данной выплаты. Расходятся правоприменительные органы в толковании части четвертой статьи 14 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" во взаимосвязи с пунктом 13 части первой данной статьи и по вопросу определения размера ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров, устанавливаемой членам семей инвалидов-чернобыльцев, который - в отличие от вопроса о размере ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда - не получил четкого законодательного разрешения.

3.2. Противоречивая практика судебного истолкования части четвертой статьи 14 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" в значительной степени обусловлена сложностью выявления правовой природы и целевого предназначения ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров в контексте развития правового регулирования социальной защиты граждан, пострадавших вследствие чернобыльской катастрофы.

По буквальному смыслу пункта 13 части первой статьи 14 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", предусмотренная им компенсация гарантируется гражданам из числа получивших или перенесших лучевую болезнь и другие заболевания, связанные с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы, инвалидов вследствие чернобыльской катастрофы, а также проживающим с ними детям, не достигшим 14-летнего возраста, что свидетельствует об адресном назначении данной выплаты, неразрывно связанной с личностью инвалида и призванной способствовать восстановлению и поддержанию его здоровья, а также для надлежащего исполнения им семейных обязанностей в отношении малолетних детей.

Как отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, ежемесячная денежная компенсация на приобретение продовольственных товаров, входящая в объем возмещения вреда, причиненного здоровью вследствие воздействия радиационного излучения, призвана компенсировать потерпевшим дополнительные расходы на приобретение продовольственных товаров в пределах суммы, определенной законодателем (Определение от 2 апреля 2009 года N 476-О-П). Данный вывод подтверждается тем, что первоначально социальная защита, направленная на обеспечение доступности для инвалидов-чернобыльцев полноценного рационального питания в условиях продовольственного дефицита предоставлялась в натуральной форме (за половину стоимости). В дальнейшем - с изменением социально-экономических условий - законодателем было принято решение о предоставлении этой меры социальной защиты в денежной форме, что позволяло ее получателям свободно распоряжаться соответствующей денежной суммой, расходуя ее не только на приобретение продовольственных товаров, но и на другие цели.

Такое изменение в правовом регулировании породило в правоприменительной практике сомнения относительно наличия прямой целевой связи между ежемесячной компенсацией на приобретение продовольственных товаров и восстановлением здоровья инвалидов-чернобыльцев, особенно с учетом того, что Законом Российской Федерации от 18 июня 1992 года N 3061-1, которым Закон РСФСР от 15 мая 1991 года N 1244-1 "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" был изложен в новой редакции, право на получение данной выплаты было предоставлено не только самим гражданам из числа получивших или перенесших лучевую болезнь и другие заболевания, связанные с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы, инвалидов вследствие чернобыльской катастрофы, но и проживающим с ними детям, не достигшим возраста 14 лет. В результате члены семей инвалидов-чернобыльцев стали рассматриваться как сохраняющие право на ежемесячную компенсацию на приобретение продовольственных товаров лишь при условии, что они получали ее при жизни кормильца, безотносительно к тому, что инвалид-чернобылец при жизни мог расходовать причитающиеся лично ему средства, составляющие данную выплату, на семейные нужды.

Таким образом, при неизменности нормативного содержания части четвертой статьи 14 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" в разных субъектах Российской Федерации в различные хронологические периоды имеет место различное понимание правоприменителем как круга лиц, которые вправе рассчитывать на предоставление соответствующих мер социальной поддержки, включая ежемесячную денежную компенсацию на приобретение продовольственных товаров, так и условий установления данной выплаты, что свидетельствует о неопределенности ее предписаний, позволяющих принимать прямо противоположные решения - как о назначении данной выплаты тем членам семей, которые при жизни кормильца ее не получали (в частности, вдовам инвалидов-чернобыльцев), так и об отказе в ее назначении.

4. Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно отмечал, что без соблюдения общеправового критерия определенности, ясности и недвусмысленности правовой нормы, который вытекает из закрепленных в Конституции Российской Федерации, ее статьях 1 (часть 1), 4 (часть 2), 15 (части 1 и 2) и 19 (части 1 и 2), принципов правового государства, верховенства закона и юридического равенства, невозможно ее единообразное понимание и, соответственно, применение; неоднозначность, нечеткость и противоречивость правового регулирования препятствуют адекватному уяснению его содержания, допускают возможность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения, ведут к произволу и тем самым ослабляют гарантии защиты конституционных прав и свобод; поэтому самого по себе нарушения требования определенности правовой нормы может быть вполне достаточно для признания такой нормы противоречащей Конституции Российской Федерации (постановления от 20 декабря 2011 года N 29-П, от 2 июня 2015 года N 12-П, от 19 июля 2017 года N 22-П и др.).

Поскольку при реализации предписаний части четвертой статьи 14 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" - в силу неопределенности их нормативного содержания в системе действующего правового регулирования - допускается возможность принятия прямо противоположных решений по вопросу об установлении ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров членам семей инвалидов-чернобыльцев, не получавшим данную выплату при жизни кормильца, социальная поддержка граждан, относящихся к одной категории - членов семей умерших инвалидов-чернобыльцев, нуждающихся в социальной защите в связи со смертью кормильца, несмотря на совпадение правовых и фактических оснований для предоставления данной выплаты оказывается в разном объеме. Тем самым нарушается конституционный принцип равенства, означающий, помимо прочего, запрет различного обращения с лицами, находящимися в одинаковой или сходной ситуации, что противоречит Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (части 1 и 2), 39 (часть 1) и 42.

Соответственно, федеральному законодателю надлежит - с учетом требований Конституции Российской Федерации и основанных на них правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, выраженных в настоящем Постановлении, - незамедлительно принять меры, направленные на устранение неопределенности нормативного содержания части четвертой статьи 14 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС".

Исходя из изложенного и руководствуясь статьями 47.1, 71, 72, 74, 75, 78, 79 и 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

 

постановил:

 

1. Признать положение части четвертой статьи 14 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (части 1 и 2), 39 (часть 1) и 42, в той мере, в какой его предписания в силу неопределенности их нормативного содержания допускают в системе действующего правового регулирования различный подход к установлению ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров членам семей умерших инвалидов вследствие чернобыльской катастрофы, если при жизни кормильцев эта выплата им не предоставлялась.

2. Федеральному законодателю надлежит - исходя из требований Конституции Российской Федерации и с учетом правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, выраженных в настоящем Постановлении, - незамедлительно принять меры по устранению неопределенности нормативного содержания части четвертой статьи 14 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС".

3. Правоприменительные решения, принятые по делу гражданки Фоминой Валентины Николаевны на основании части четвертой статьи 14 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", подлежат пересмотру после приведения положений названного Закона в соответствие с Конституцией Российской Федерации во исполнение настоящего Постановления.

4. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу со дня официального опубликования, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

5. Настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в "Российской газете", "Собрании законодательства Российской Федерации" и на "Официальном интернет-портале правовой информации" (www.pravo.gov.ru). Постановление должно быть опубликовано также в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

 

Конституционный Суд

Российской Федерации

 

 

 

 

 

Постановление Конституционного Суда РФ от 16.03.2018 N 11-П "По делу о проверке конституционности положения части четвертой статьи 14 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" в связи с жалобой гражданки В.Н. Фоминой"

 

Конституционный Суд РФ потребовал устранить неопределенность в отношении ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров членам семей умерших инвалидов вследствие чернобыльской катастрофы, если при жизни кормильцев эта выплата им не предоставлялась

Не соответствующим Конституции РФ признано положение части четвертой статьи 14 Закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" в той мере, в какой его предписания в силу неопределенности их нормативного содержания допускают в системе действующего правового регулирования различный подход к установлению ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров членам семей умерших инвалидов вследствие чернобыльской катастрофы, если при жизни кормильцев эта выплата им не предоставлялась.

Конституционный Суд РФ, в частности, отметил следующее.

Часть четвертая статьи 14 Закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" распространяет ряд предусмотренных частью первой той же статьи мер социальной поддержки, включая ежемесячную денежную компенсацию на приобретение продовольственных товаров, на семьи, потерявшие кормильца из числа граждан, погибших в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС, умерших вследствие лучевой болезни и других заболеваний, возникших в связи с чернобыльской катастрофой, а также на семьи умерших инвалидов, на которых распространялись такие меры социальной поддержки.

По буквальному смыслу названной нормы ежемесячная денежная компенсация на приобретение продовольственных товаров предоставляется членам семьи умершего инвалида, которому данная выплата производилась или могла производиться, безотносительно к тому, получали ли они сами такую компенсацию при жизни кормильца. Аналогичным образом сформулирован абзац второй пункта 1 Правил предоставления ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС (в редакции Постановления Правительства РФ от 24 сентября 2010 года N 751), в котором среди получателей данной выплаты прямо названы не только поименованные в пункте 13 части первой статьи 14 Закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" граждане, получившие или перенесшие лучевую болезнь и другие заболевания, связанные с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы, инвалиды вследствие чернобыльской катастрофы, а также проживающие с ними дети, не достигшие 14-летнего возраста, но и граждане, указанные в части четвертой той же статьи.

Приведенные законоположения в их взаимосвязи толкуются правоприменительными органами как наделяющие правом на ежемесячную денежную компенсацию на приобретение продовольственных товаров только тех членов семей умерших граждан из числа получивших или перенесших лучевую болезнь и другие заболевания, связанные с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы, инвалидов вследствие чернобыльской катастрофы, которые получали данную выплату при жизни кормильца.

Подобный подход нашел отражение в Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 января 2016 года N 5-КГ15-125, которым были отменены вынесенные нижестоящими судами решения об удовлетворении исковых требований вдовы инвалида-чернобыльца об установлении ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров и принято решение об отказе в иске. Тем самым данная правовая позиция приобрела характер ориентира для нижестоящих судов при рассмотрении дел той же категории.

Между тем ранее, в том числе после вступления в силу Постановления Правительства РФ от 24 сентября 2010 года N 751, которым в Правила предоставления ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, были внесены изменения, Верховный Суд РФ удовлетворял аналогичные требования о назначении данной выплаты. Расходятся правоприменительные органы в толковании части четвертой статьи 14 Закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" во взаимосвязи с пунктом 13 части первой данной статьи и по вопросу определения размера ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров, устанавливаемой членам семей инвалидов-чернобыльцев, который - в отличие от вопроса о размере ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда - не получил четкого законодательного разрешения.

Противоречивая практика судебного истолкования части четвертой статьи 14 Закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" в значительной степени обусловлена сложностью выявления правовой природы и целевого предназначения ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров в контексте развития правового регулирования социальной защиты граждан, пострадавших вследствие чернобыльской катастрофы.

Как отмечал Конституционный Суд РФ, ежемесячная денежная компенсация на приобретение продовольственных товаров, входящая в объем возмещения вреда, причиненного здоровью вследствие воздействия радиационного излучения, призвана компенсировать потерпевшим дополнительные расходы на приобретение продовольственных товаров в пределах суммы, определенной законодателем (Определение от 2 апреля 2009 года N 476-О-П). Данный вывод подтверждается тем, что первоначально социальная защита, направленная на обеспечение доступности для инвалидов-чернобыльцев полноценного рационального питания в условиях продовольственного дефицита предоставлялась в натуральной форме (за половину стоимости). В дальнейшем - с изменением социально-экономических условий - законодателем было принято решение о предоставлении этой меры социальной защиты в денежной форме, что позволяло ее получателям свободно распоряжаться соответствующей денежной суммой, расходуя ее не только на приобретение продовольственных товаров, но и на другие цели.

Такое изменение в правовом регулировании породило в правоприменительной практике сомнения относительно наличия прямой целевой связи между ежемесячной компенсацией на приобретение продовольственных товаров и восстановлением здоровья инвалидов-чернобыльцев, особенно с учетом того, что Законом РФ от 18 июня 1992 года N 3061-I, которым Закон РСФСР от 15 мая 1991 года N 1244-I "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" был изложен в новой редакции, право на получение данной выплаты было предоставлено не только самим гражданам из числа получивших или перенесших лучевую болезнь и другие заболевания, связанные с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы, инвалидов вследствие чернобыльской катастрофы, но и проживающим с ними детям, не достигшим возраста 14 лет. В результате члены семей инвалидов-чернобыльцев стали рассматриваться как сохраняющие право на ежемесячную компенсацию на приобретение продовольственных товаров лишь при условии, что они получали ее при жизни кормильца, безотносительно к тому, что инвалид-чернобылец при жизни мог расходовать причитающиеся лично ему средства, составляющие данную выплату, на семейные нужды.

Таким образом, при неизменности нормативного содержания части четвертой статьи 14 Закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" в разных субъектах РФ в различные хронологические периоды имеет место различное понимание правоприменителем как круга лиц, которые вправе рассчитывать на предоставление соответствующих мер социальной поддержки, включая ежемесячную денежную компенсацию на приобретение продовольственных товаров, так и условий установления данной выплаты, что свидетельствует о неопределенности ее предписаний, позволяющих принимать прямо противоположные решения - как о назначении данной выплаты тем членам семей, которые при жизни кормильца ее не получали (в частности, вдовам инвалидов-чернобыльцев), так и об отказе в ее назначении.

Поскольку при реализации предписаний части четвертой статьи 14 Закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" - в силу неопределенности их нормативного содержания в системе действующего правового регулирования - допускается возможность принятия прямо противоположных решений по вопросу об установлении ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров членам семей инвалидов-чернобыльцев, не получавшим данную выплату при жизни кормильца, социальная поддержка граждан, относящихся к одной категории - членов семей умерших инвалидов-чернобыльцев, нуждающихся в социальной защите в связи со смертью кормильца, несмотря на совпадение правовых и фактических оснований для предоставления данной выплаты, оказывается в разном объеме. Тем самым нарушается конституционный принцип равенства, означающий, помимо прочего, запрет различного обращения с лицами, находящимися в одинаковой или сходной ситуации. 

С учетом изложенного федеральному законодателю надлежит незамедлительно принять меры по устранению неопределенности нормативного содержания части четвертой статьи 14 Закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС".

 

Обзор документа

Конституционный Суд РФ потребовал устранить неопределенность в вопросе назначения семьям умерших инвалидов-чернобыльцев компенсации на покупку продуктов.
Конституционный Суд РФ проверил норму, на основании которой решается вопрос о предоставлении членам семей умерших инвалидов-чернобыльцев одной из мер соцподдержки. Речь идет о ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров.
В итоге положения признаны неконституционным. Дело в том, что их нормативное содержание является неопределенным. Это порождает различный подход к установлению такой компенсации названным гражданам, если при жизни кормильцев данная выплата им не предоставлялась.
Т. е. допускается возможность принятия прямо противоположных решений (практика это подтверждает). Из-за этого нарушается конституционный принцип равенства.
Федеральному законодателю надлежит незамедлительно устранить эту неопределенность.



Страницы: 1 [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ]

Новости
Фотогалерея

Присылайте интересные фото и мы разместим их на нашем сайте.

Salnikov Medvedev

Сальников А.Л. во время встречи Президента РФ Медведева Д.А. в ВА РХБЗ

НАШИ ПОЗДРАВЛЕНИЯ !!!
Встреча выпускников 2-го батальона КВВКУХЗ 15 июля 2017 года.
ПОМОЩЬ ОРГАНИЗАЦИИ :

   Если вы хотите помочь нашей организации , участникам ликвидации последствий аварии на ЧАЭС, их вдовам и детям, ниже приведены реквизиты для перечисления добровольных пожертвований. 

  Я хочу помочь (скачать реквизиты).

Страничка памяти.